Карелия

Задачи:

  • “Черничное безумие” - обожраться черникой;
  • “Аспид-камень” - добыть шунгит*;
  • “Лунные камни” - наделить шунгиты лунной силой на вершине Воттоваары* (НМ* - в полнолуние);
  • “Оранжевая жемчужина” - попробовать морошку (HM - собрать ее лично);
  • “Карельская рыбалка” - порыбачить (НМ - поймать и приготовить дикую карельскую форель);
  • “Тихая охота” - собрать грибов;
  • “Деревянная Русь” - узнать секреты деревянного зодчества на о. Кижи* (НМ - бесплатно);
  • “Царский мрамор” - посетить Мраморный каньон* (НМ - бесплатно). *Короткие справки об интересных вещах и местах приведены в Приложении. *HM (hard mode) - повышенный уровень сложности.

День 1. 10 августа.

Утром выехал из Петрозаводска с намерением посетить водопад Кивач. Но один из водителей заставил меня передумать, сказав, что едет почти до самых Кижей - второй точки запланированного маршрута. Решив, что Вселенная не хочет моего знакомcтва с водопадом, я поехал дальше. Ехали мы долго, около 80 км. Оказалось, что в деревне, в которую он ехал - Толвуя, как раз добывают шунгит. За шунгитом я решил заскочить на обратном пути и двинулся дальше. Добрался до Великой Губы. Местные сказали, что отсюда можно попасть на Кижи. Как оказалось, только за звонкую монету. Поэтому я решил продолжить опрос аборигенов. По пути мне встретилась женщина с черникой, которую она несла сдавать барыгам по 95 р./кг. Она сказала, что от Великой Губы до Кижей далеко, что проще попасть туда из деревни Оятевщина, указала направление и угостила щедрой порцией черники.
Бесценный дар
Бесценный дар
Это была моя первая карельская черника, пусть и не мною добытая, но от этого не менее вкусная и желанная. Попуток в моем направлении не было. Дорога казалась совсем безлюдной. На отрезке в 10-15 км, мне встретились всего несколько человек. Последним из них был пожилой велосипедист с полной канистрой черники на багажнике (в летний сезон местное население живет только за счет сбора и сдачи ягод приемщикам, которых тоже очень много). Я приветствовал его и он с великим радушием и множеством подробностей и деталей стал растолковывать мне маршрут и даже нарисовал карту. Мы заговорили о чернике и он предложил мне немного отклониться от маршрута и заглянуть на его излюбленную просеку, где черники и брусники столько, что невозможно ступить на землю, не угодив в ягоды. А заночевать он предложил в крохотной деревушке (яндекс сказал, что она называется Вёгоруксы), недалеко от просеки. Как ориентир велосипедист указал маленькую деревенскую часовню, с колокольни которой будет видно заветную просеку. Дорога заняла достаточно долгое время, но нарисованная карта оказалась очень надежной. Без особого труда распознав все ориентиры, мне удалось добраться до деревни с часовней. Ягодную поляну было решено оставить на утро, ибо пока я шел, спустились сумерки. Тем более что просека была как раз по пути от запланированного места ночлега до конечной точки сухопутного маршрута - деревни Оятевщина. Когда деревья, смыкающиеся по обеим сторонам тропы непроходимой стеной, стали редеть, слева я заметил часовню.
Часовня
Часовня
Вокруг нее было несколько заброшенных и развалившихся домов из почерневшего сруба. Часовня тоже казалась заброшенной, но была цела. Убрав палки, подпиравшие дверь, я вошел внутрь. От беспроглядного мрака на лестнице по спине побежали мурашки. Брошенное жилье не производит такого сильного впечатления, какое производят заброшенные мистические постройки. Они не утрачивают своего мистицизма, только он будто бы темнеет со временем. У меня с собой был тусклый фонарик и впервые он пригодился. В конце лестницы было три двери. Правая была отворена, за ней была темная комната с крохотным оконцем. Центральная вела в хорошо освещенную комнату с алтарем. Здесь было множество предметов, указывающих на обитаемость часовни.
Комната с алтарем
Комната с алтарем
Осмотревшись вокруг, я больше не нашел никаких дверей. В поисках входа на колокольню вошел в третью дверь темной лестницы. За ней оказалась лестница не менее мрачного подколоколенного помещения, в конце которой я обнаружил дверцу, ведущую на колокольню. Колокола там не оказалось, зато открывался потрясающий вид на всю округу.
Вид на часовню
Вид на часовню
Я увидел дремучий лес позади, залив и огромное озеро, дома на берегу, населенные, судя по их виду. Ягодной просеки мне разглядеть не удалось, зато удалось насладиться разгоравшимся закатом. Спустившись, я направился к поляне на берегу залива, разбил лагерь, немного погрелся у костра и лег спать.

День 2. 11 августа. Дитя Природы

Проснувшись, я съел запасенные в Петрозаводске яблоко и грейпфрут и стал собираться в дорогу. Стремление полакомиться ягодами на просеке было все еще со мной и благодаря хорошей карте удалось быстро найти нужное место.
Карельская черника
Карельская черника
За час я значительно уменьшил черничную популяцию, но в масштабах всей просеки это была капля в море, так что местным медведям будет чего пожевать. Брусники тоже было немерено, но она еще не успела созреть. Наевшись, я собрал ягод в котелок и спустился к своему рюкзаку, который оставил у тропы. За время моей черничной “охоты”, его облюбовали три большие бабочки. Мне пришлось потревожить их. Пока надевал рюкзак, их не было видно, но как только я тронулся, они закружили вокруг меня. Чистое небо, солнечные блики через кромки деревьев, пение птиц и парящие бабочки - чем я не дриада?!о_О Когда я вышел на основную дорогу, магия закончилась, и мои спутницы меня покинули. Я направился в сторону Оятевщины. Почти весь путь проделал пешком, но последние пару км меня подвезла внезапно появившаяся попутка. Ее водителем оказался лодочник, который занимался переправой туристов на остров Кижи за 250 р. в один конец и сейчас он как раз ехал возвращать одну группу на большую землю. Узнав о моих планах, он стал настойчиво предлагать свои услуги и даже оставил номер телефона на случай, если я передумаю. Но я не передумал, поэтому вопрос с переправой был отложен на утро, а вопрос выбора места для ночлега решился тут же на берегу - разбил палатку во дворе ближайшего к дороге дома. Рядом был причал, в конце которого я утолил мучившую меня всю дорогу жажду и, сняв с себя всю одежду, нырнул в озеро. После купания мною заинтересовались все проснувшиеся комары, поэтому я решил спастись от них в палатке. Перекусив немного размоченной гречкой, залив новую порцию льняным маслом, я лег спать. Сон не заставил себя долго ждать и не покидал меня до самого утра.

День 3. 12 августа. Ночь в музее

Проснулся я от шороха, похожего на шаги. Прислушался. Источник шороха решил принюхаться. В паре десятков сантиметров от себя, отделяемый только тонким тентом палатки, я почувствовал две большие ноздри, шумно втягивающие воздух. От этого звука кровь в моих жилах застыла, и я замер, пытаясь не издавать ни звука. По громкости вдоха мне удалось прикинуть примерный размер внезапного гостя, и он показался мне огромным. Я подумал, что меня решил посетить медведь, тем более что в здешних краях они часто выходят в города, что уж говорить о глухой деревне! И я был вынужден покорно ждать развязки. Источник звука отдалился. Успокоившись, я, наконец, понял, что шаркающий звук, который был принят мною за шаги, на самом деле был звуком срываемой травы. Гигантским монстром, взявшим меня в осаду, оказалась корова. Я выбрался из палатки, удивив своим появлением корову, которая в замешательстве решила ретироваться куда-то за дом. Улыбнувшись случившемуся курьезу, я позавтракал гречкой, залитой мною на ночь льняным маслом. Как оказалась, гречка, прекрасно впитывающая воду, масло не впитывает вовсе, и мне пришлось хрустеть абсолютно твердой крупой, плавающей в масле. Расстроенный этим обстоятельством, я решил пройтись по берегу в поисках других обитателей деревни. По другую сторону “Дороги на Кижи”, похрустывая гречей, наткнулся на дом с причалом, к которому приближалась моторная лодка. В лодке было двое. Когда они сошли на берег, я приветствовал их. Они ответили мне взаимностью и первый, в забавной сине-белой шапке с бумбоном, поинтересовался, нужно ли мне что-то или я просто гуляю. Я сказал, что просто гуляю, но мне нужно переправиться на Кижи, рассказал кто я и откуда, и что вчера мне предлагали содействие за 250 р. Моего собеседника этот факт сильно расстроил и он сообщил, что поможет мне, но только после того, как закончит какие-то свои дела. Я был несказанно рад такой удаче. И как раз будет время собрать палатку. Тут следует отметить, что с самого утра я ломал голову над тем, как же мне перебраться на Кижи без посторонней помощи и в ближайшее время. До острова было не больше километра, и я всерьез подумывал оставить рюкзак у кого-то из местных и, завязав все надетые вещи в герметичный пакет, вплавь добраться до своей цели. Окончив сборы, я пошел в сторону дома доброжелательного лодочника. Дождавшись хозяина лодки, подошел к нему. Он протянул мне руку и представился Андреем, а я представился в ответ. Заревел мотор и мы помчались, рассекая мелкую рябь Онежского озера, в сторону острова Кижи. Причалив, мы обменялись пожеланиями добра и удачи, и попрощались. Я сошел на причал и направился к берегу. Попытка получить на кассе “льготный” билет вольного путешественника не увенчалась успехом. Изобразив досаду, пошел в обратном направлении по деревянному помосту, ведущему на причал, в надежде найти какую-то лазейку. И нашел ее. Перемахнув через ограду, ступил на влажную, но твердую землю с редкими деревьями. Решив, что с рюкзаком буду слишком приметным, я спрятал его под молодой елью и отправился в противоположную кассе северную часть острова. Пошел по западной тропе и по пути заглядывал во все ответвления. Миновал “Поклонный крест”, установленный в ознаменование отправки кижан на войну 1812 года.
Поклонный крест на острове Кижи
Поклонный крест на острове Кижи
Добрался до “Пудожской деревни”, где собрано множество домов и хозяйственных построек зажиточных крестьян 17-20 веков. Массивные, в основном трехэтажные постройки. Даже в наше время мало кто может себе позволить жить с таким размахом.
Пудожская деревня
Пудожская деревня
После, пройдя через всю Пудож, я оказался у часовни трех святителей, которая заворожила меня своей простотой и величием (даже больше, чем соборы погоста). Часовня и два амбара расположены на холме, с которого открывается вид на всю округу. Дойдя до северной оконечности острова и осмотрев по пути еще ряд построек, я направился по восточному берегу в сторону Погоста. По пути была жилая деревня Ямка, вся состоявшая из вековых домов, которые населяли местные жители. За деревней оказался большой комплекс МЧС с жилыми и административными зданиями и даже имелся здоровенный катер на воздушной подушке. А дальше по дороге лежал проход в музейную часть острова - “Кижский погост”.
Храм Преображения Господня на острове Кижи
Храм Преображения Господня на острове Кижи
Примечательно, что только здесь есть возможность попасть внутрь всех представленных строений, ознакомиться с бытом прошедших столетий и изучить внутреннее устройство. Побывав во всех крестьянских домах, в храмы (их там два) я не попал: они были закрыты на реконструкцию. Минуя кассы, прошел по центральной тропе, забрал свой рюкзак и отправился на холм к Часовне трех святителей любоваться закатом и устраиваться на ночлег.
Часовня Трех Святителей
Часовня трех святителей

День 4. 13 августа.

Проснувшись, я доел последнюю чернику и упаковал все пожитки в рюкзак. Главной сегодняшней задачей было выбраться с острова, ибо перспектива застрять на Кижах на несколько дней меня не вдохновляла. Бросив прощальный взгляд на часовню, я направился к причалу. Там были пришвартованы 3 четырехэтажных теплохода. На причале для лодок стояли две моторки, они были в том же положении, что и вчера, во время моего прибытия на остров. Решив, что эти лодки покидают бухту не часто, я поймал себя на мысли, что придумываю, как бы мне сойти за вальяжного круизера с теплохода, которыми был запружен весь причал. Но потом понял, что теплоходы, скорее всего, держат курс на какой-нибудь крупный порт, а мне еще надо бы задержаться в Карелии. Я решил ждать и полностью положиться на волю Вселенной, которая не заставила себя долго дожидаться и явилась в лице лодочника азиатской внешности, средних лет и в крутых зеркальных очках. Он подплыл к острову на моторке и причалил рядом с двумя стоящими лодками. Он сразу согласился подбросить меня до Оятевщины, но только после того, как решит свои вопросы на острове. У меня образовалось время для досуга, и я придумал употребить его для перекуса — хрустящая греча с льняным маслом, что может быть лучше?! Оказавшись на материке, направился по дороге в сторону Великой Губы. Километров через 5 мне встретился стоящий на дороге белый Nissan Note, в котором отдыхали три дамы. Я не стал их беспокоить и прошел мимо. Примечательно, что вся дорога от Губы до Оятевщины — насыпь, приготовленная под асфальтирование, приятный мелкий гравий и крупный песок, поэтому идти по ней пешком — одно удовольствие. Минут через 20 сзади послышался звук приближающейся машины. В привычной манере автостопера я протянул руку. Это оказался белый Nissan. С забитым под завязку багажником и заваленной до потолка половиной заднего сиденья. На другой половине мирно спала девушка. Т.е. в машине чисто физически не было места, но машина остановилась. С пассажирского сиденья выскочила энергичная пожилая женщина и стала усердно утрамбовывать какие-то вещи с сиденья в багажник — появилось место под потолком для моего рюкзака. Девушка с заднего сиденья подвинулась на самый край и образовалось место для посадки. Я был просто заворожен произошедшей на моих глазах магией и приземлился на появившееся пространство. По дороге мы мило общались, дамы поведали мне, что собирались отправиться за грибами и ягодамии и я предложил показать им свою ягодную просеку. Но у них оказались какие-то неотложные дела в Губе. Было около полудня и мне показалось более правильным ехать дальше, чем задерживаться здесь до утра. Мы попрощались на въезде в Великую Губу. Они поехали своей дорогой, а я направился в сторону деревни Толвуя, близ которой добывают шунгит — одну из главных целей моей карельской авантюры. Чем дальше шел и чем больше машин проезжало мимо, тем больше думал (и никак не мог избавиться от этой мысли!) о блюдах с маленькими лесными жителями — о грече с грибами и о грибах в деревенской сметане с картошкой. И вот, пройдя больше 20 км, я перешел на другую сторону дороги и стал ловить машину в обратном направлении. Не прошло и 5 минут, как мы с моим верным спутником - рюкзаком, уже мчались обратно. Обойдя всю деревню в поисках знакомой машины, найти ее так и не удалось. Оставшись без вожделенных грибов, устроился на ночлег на окраине деревни.

День 5. 14 августа. Аспид-камень

Проснувшись, кое-чего перекусил и собрался в путь. Сменив пару машин, добрался до шунгитового карьера. Примечательно, что при всех уникальных свойствах этого камня, о которых ниже, местные дельцы посыпают им обочины и добавляют в асфальт. (теперь мне ясно, что большая часть добытого ископаемого - шлаковая порода) На территории месторождения были огромные черные горы раздробленного минерала. В них я и стал с усердием ковыряться в поисках интересных экземпляров. Через некоторое время ко мне подошел человек в оранжевой каске и сказал, что тут нельзя находиться, за нами следят везде камеры. Провожая меня до выхода, посоветовал мне сходить на новый карьер, который недавно взорвали и только начали разрабатывать. В километре от карьера, как оказалось, находился источник “Царицын ключ”, который я благополучно проехал. Поэтому, решив не упускать достопримечательность, вернулся немного назад и приложился к святыне. У входа в источник, а, кстати сказать, оформлен он весьма антуражно, висит табличка с исторической и научной справками следующего содержания.
Табличка на входе в Царицын ключ
Табличка на входе в Царицын ключ
Напившись и, надеясь исцелиться от всех своих странностей, выдвинулся в сторону взрывающегося карьера. Предостережение на входе давало рекомендации и сообщало, какие сигналы подаются при подрывных работах. Я насторожился. Но осмотревшись, подумал, что опасности нет, ведь кроме гор породы, экскаватора вдалеке и курсирующей пары Камазов тут ничего и никого не было. Поэтому я спокойно бродил по месторождению несколько часов и существенно пополнил свою коллекцию минералов. Добравшись до Толвуя, стал ловить машину до Медвежьегорска или Межгоры, как говорят местные. Остановился солидный мужчина на внедорожнике, который был из Великой Губы. Он сказал, что приметил меня еще прошлым днем, когда я скитался по деревне в поисках белого Nissan’a. Мы с ним разговорились и, когда подъезжали к Межгоре, он предложил отвезти меня к местной достопримечательности - финским укреплениям времен Второй мировой, которые были вырублены прямо в скалах. Мы остановились у казарм, поскольку дальше было не проехать. Это были просторные помещения, вмещающие до 50 человек и имеющие все необходимые коммуникации. После, мы пошли по размытой дороге к скале, в которой были высечены дзоты и на которой, к слову сказать, оказалось (показалось) очень много черники, брусники и малины на завтрак. По дороге мой попутчик рассказал мне, что финны за 41-44 годы, когда эта территория была под их контролем, вырыли целую сеть тоннелей, которая проходит через весь город, но их завалили из-за нескольких несчастных случаев с отважными, но слабоумными лазунами. Мы попрощались. Я разбил палатку и развел костер. Так и просидел весь вечер, греясь у огня и любуясь прекрасным видом на Онегу.
Вид на Онегу
Вид на Онежское озеро

День 6. 15 августа. Неверный путь и Тайное озеро

Проснувшись, первым делом подумал о благополучии желудка. Стал лазить по скалам в поисках ягод. Их было не так много, как мне показалось вчера. Думаю, что все самые лучшие ягоды обнесли аборигены, которые часто тут бывают. Желудок остался недоволен, но делать было нечего, и я двинулся обратно, через лес в направлении мурманского шоссе, с которого мне нужно было начать движение в сторону деревни Гимолы, близ горы Воттоваара. По пути я обнаружил море черники и начал беспощадно ее пожирать! Через минут 40, когда туман черничного безумия рассеялся и чувство голода уступило ощущению лени, я направился дальше. У мурманского шоссе передо мной оказался перекресток: на Севере был Мурманск, на Юге - Петрозаводск. В восточном направлении находился мой пункт назначения, и туда вела грунтовая дорога. Немного севернее стоял дорожный знак, указывающий направления дорог, но разглядеть их не получилось (NB бинокль - вещь в путешествии необходимая!). Было принято решение не тратить время зря (как бы не так!), ведь до полнолуния оставалось всего несколько дней, а до Воттоваары было еще далеко. Поэтому я сразу пошел на восток по грунтовке через густой лес. Спустя час дорога привела меня к пустынному карьеру. Там был только песок, мелкая галька, кое-где росла трава и виднелись 3-5 летние березы и сосны, слышался звук маленького водопада. Вокруг нависал массивный лес. На другом конце я заметил озеро, окруженное валунами. Кажется, люди давно сюда не заглядывали. Убедившись, что у карьера нет другого выхода, кроме входа, я решил воспользоваться случаем и постирать кое-какие вещи и обмыться самому. Окончив водные процедуры, стал думать, как быть дальше: вернуться на шоссе и пройти до знака на Север или пойти на звук движущихся машин, который раздавался из-за очень крутого подъема на противоположном конце карьера. Его громкость убедила меня в том, что дорога находится практически сразу за подъемом. Поэтому, чтобы не терять зря время (опять-таки), я решился на восхождение. По земле, уходящей из-под ног, и с огромным рюкзаком за спиной. Не без труда удерживая равновесие и пару раз рискуя опрокинуться назад, я всё же осилил этот подъем. Моему разочарованию не было предела, когда вместо оживленной дороги я увидел густой болотистый лес. Именно в тот момент ко мне пришло осознание того, сколько времени мне удалось “сэкономить”, выбрав этот путь. Дорога от шоссе до озера и обратно заняла около 3 часов. Делать нечего, пришлось двинуться в обратном направлении. Дойдя до северного знака, я убедился, что мой путь действительно лежит на восток, но только именно от этого перекрестка. Заняв удобную позицию, стал ловить машину. По пути несколько раз срывался мелкий дождь, и темное небо не сулило ничего хорошего, поэтому решил остановиться и искать место для лагеря. Дождь поймал меня во время установки палатки. Быстро побросав все вещи внутрь, я лег спать, а дождь тем временем сильно барабанил по натянутому тенту.

День 7. 16 августа

Когда я проснулся, дождь все еще срывался, поэтому было принято волевое решение и дальше валяться в палатке. Спать уже не хотелось, поэтому моим проведением досуга стала починка чехла от спальника, который вчера порвался. Через время дождь ослабил натиск, и мне удалось выбраться наружу. Окружающий лес уже не казался таким угрожающим, как вчера и сквозь ветви пробивалось солнце. Собирая палатку, я обнаружил, что в нижней ее части плавает целое море. Весь рюкзак был мокрый. Видимо, из-за вчерашней спешки и установки палатки всего на четырех колышках (вместо 12) дождю удалось найти брешь в обороне. Осмотрев содержимое рюкзака и убедившись, что почти всё в порядке, выдвинулся в путь. Судя по темпу движения, из графика я уже выбивался и едва ли успевал на Воттоваару к полнолунию. На дороге мне попался жигуленок. Большая удача, ведь это была первая машина за 40 минут. Водитель сказал, что может подвезти меня километров шесть. Минут через 20, если меня никто не подберет, он сможет подбросить меня еще на 10 км до деревни Кумса. Так и вышло. По пути он рассказал, что в Кумсе у него ещё кое-какие дела, а после он планирует порыбачить. Я понял, что это мой шанс и попросил его взять меня с собой. На Воттоваару решил уже не торопиться. Добравшись до его домика, мы затопили печь и разлили чай. Он оказался потомственным карелом, так что меня ждала Карельская рыбалка с настоящим аборигеном! Немного согревшись, мы взяли снасти и направились на маленький островок в паре сотен метров от дома. Тропа шла по заболоченной местности, поэтому мне пришлось закатить штаны. Ноги я промочить не боялся, ведь был в своих незаменимых резиновых тапочках - самой практичной обуви! На острове была рыбацкая будка, были пришвартованы две лодки и одна лежала брюхом кверху в середине острова. Вручив мне удочку, Василий предложил попытать удачу с берега, пока он будет вычерпывать воду из лодки. За это время мне удалось поймать пару небольших пластунов. Мы сели в лодку и отплыли от берега. Погода была переменчивая, пару раз срывался мелкий дождь, ветер гнал с юга тучи. Клев был хороший, но мы решили не рисковать и подплыть ближе к берегу. Метрах в 30 от острова зарядил ливень и мы поспешили на сушу. Рыбацкая будка была забита металлоломом, поэтому я предложил укрыться под лодкой, которая лежала на острове. Она оказалась вполне сносным убежищем и после дождя мы решили сварить уху. Василий пошел в дом за котлами и чаем, а я стал разводить костер. После чая на огонь отправился котел с рыбой. Когда уха была готова, мы сняли пробу и отправились в дом, чтобы не искушать судьбу, ибо ветер гонял по небу тучи как хотел, и вполне мог захотеть пригнать их к нам. Поев и просохнув в тёплом домике, мы стали собираться. Я поблагодарил Василия за мою карельскую рыбалку и мы попрощались. Он поехал обратно домой, а я решил уже не двигаться сегодня в путь и поставил палатку прямо у дороги. Шума можно было не бояться - машины ездили редко, раз в несколько часов. Стало холодать, и я развел костер. Погревшись у огня, заметил кружку с недопитым чаем, и, не долго думая, осушил ее. Чай был холодный и крепкий. Устроившись в палатке, мне так и не удалось уснуть до самого утра и всю ночь на меня снисходили откровения. Какой странный чай...

День 8. 17 августа. Невероятная удача

После бессонной ночи показатель моей бодрости почему-то зашкаливал. Выбравшись из палатки, я начал складывать вещи, как обычно не торопясь. За время моих сборов проехало несколько машин. Когда вещи были собраны и все было готово для возобновления движения, машин не было совсем и мне пришлось пойти пешком. По пути пару раз заглядывал на ягодные поляны и даже спугнул пару глухарей с обочины. Пока лакомился ягодами, по дороге проезжали машины, как только выходил, они все куда-то пропадали. Несколько часов мне пришлось идти ногами. Иногда мне казалось, что я слышу звук приближающейся машины, но это оказывался звук пролетающего самолета. И вот в очередной раз услышав такой звук, уже и не думал оборачиваться. Но звук приближался и я понял, что он исходит из-за поворота. Его источником оказался эвакуатор. Эвакуатор в такой глуши! Я протянул руку и он остановился. Учитывая полное отсутствие дисциплины и абсолютное несоблюдение графика движения, было бы невероятным чудом в этот день доехать хотя бы до деревни Юстозеро, которая разделяет дорогу от Межгоры до Воттоваары напополам. Но оказалось, что эвакуатор направляется (куда бы вы думали?) прямиком в деревню Гимолы, которая является моим пунктом назначения и находится в 30 километрах от горы. До этого мне не приходилось кататься в эвакуаторах, тем более по таким дорогам, наполовину размытым грунтовым, наполовину разбитым асфальтовым. Из-за длины кузова машину подбрасывало так, что я чувствовал себя участником родео и частенько бился головой о потолок, который был в полуметре надо мной. Дорога заняла около 4 часов, и за это время я узнал, что ягода, похожая на малину, но состоящая из одного или нескольких семядолей, вполне съедобная и называется костяника. И что съедобные грибы можно отличить по пористой тыльной стороне шляпки. Важно знать, что есть пластинчатые грибы, с плоскими прожилками от центра к краю шляпки (иногда съедобные) и пористые (всегда съедобные). Пористые считаются более «благородными». А некоторые виды пластинчатых косят под знаменитые пористые подберёзовики и подосиновики; как раз в этом заключается отличие: если «подберёзовик» попался пластинчатый, то это точно не подберёзовик! ;D Добравшись до Гимол, эвакуатор начал погружать Skod’у, которая не выдержала езды по карельским болотам. Наблюдая за этой сценой молча ел орешки (для достижения гармонического слияния с ощущениями наблюдателя включите песню группы Аквариум - Как движется лед). Когда они уехали, я стал обдумывать дальнейшие свои действия. Мимо шла женщина с парой ведер ягод, и я поздоровался с ней, она ответила на приветствие. Я поинтересовался, есть ли у кого в деревне сушеные грибы, и кто мог бы дать их мне в обмен на свежие, ведь сухие грибы проще транспортировать. Она задумалась, а после спросила, сколько мне нужно грибов. Я указал на карман своего рюкзака. Она сказала, что даст мне нужное количество без всякого обмена после моего возвращения с горы и пригласила выпить чая. Я не стал отказываться. Оказалось, что “чай” подразумевал, помимо горячего напитка, еще и яичницу из домашних яиц и грибную икру с хлебом, которая оказалась невероятно вкусной. Подкрепившись, я исполнился решимости и собрался двинуться в направление Воттоваары. Вдогонку мне вручили банку с грибной икрой, хлеб и с десяток вяленых пластушков. Было около 19 часов. Покинув деревню, я вышел на хорошо укатанную широкую грунтовку, засыпанную мелким гравием (гимольцы называли ее “грейдером” по названию машины, которая равняет такие дороги), и пошел по ней, минуя все повороты, как мне порекомендовала моя гостеприимная хозяйка. После поворота на карьер дорога стала одноколейной.
Грунтовая дорога и мостик
Грунтовая дорога и мостик
Я шел и шел, солнце медленно склонялось к горизонту. Лес сменялся болотами, болота - лесом. По пути несколько раз встречались огромные лужи во всю ширину дороги и метров десяти в длину.
Лужица
Лужица
Если бы не резиновые тапочки, то я бы полностью промочил ноги, ибо обходить приходилось по бревнам и болотному мху, которые утопали под ногами. Навстречу периодически проносились внедорожники. Водитель одного даже предложил подвезти меня до горы, несмотря на то, что ехал в обратном направлении. Я отказался, будучи уверенным, что почти добрался, да и не хотелось мне утруждать человека. Мой собеседник согласился и сказал, что до горы действительно недалеко, пожелал мне удачи и поехал своей дорогой. Опустились сумерки, но я самоуверенно полагал, что успею забраться на Воттоваару уже сегодня. Сумерки сменились ночной мглой, а я всё ещё не достиг подножья горы. Темный лес вокруг наполнился звуками и фантомами. Было не по себе и перспектива встречи с ночными хищниками, например, с рысью, начала всерьез меня беспокоить. Так продолжалось около часа, пока в темноте до меня не донеслись чьи-то голоса. Прислушавшись, стало понятно, что это разговор нескольких человек. Пройдя еще немного, я увидел свет фонаря и зарево костра, приблизился, поприветствовал присутствующих и спросил про дорогу на гору. Из объяснения понял, что сегодня мне туда точно не попасть. Ребята предложили присоединиться к ним и переночевать в их лагере. Мы познакомились, я занял место у огня. Ребята угостили меня чаем и предложили отведать жареных грибов, которые оказались очень вкусными. У этих любителей комфорта оказалась полноценная кухня с горелкой и всевозможной кухонной утварью, куча продуктов и кальян. Ребята подготовились. Мы просидели у костра до 3 часов и начали потихоньку расходиться по палаткам. Так я получил вторую почти бессонную ночь.

День 9. 18 августа. Восхождение

Проснулся около восьми часов и чувствовал себя довольно скверно. Судя по всему, причина была в грибах, на которые я налегал намедни. Попытался развести костер. Попытки с десятой мне это удалось. Часов в 10 из палатки показалась первая проснувшаяся туристка, вскоре стали пробуждаться и остальные. После завтрака-обеда население лагеря стало собираться на прогулку, а я, учитывая свое бедственное положение, решил остаться сторожить лагерь. Они планировали уезжать этим вечером, поэтому я решил не торопить прощание и задержался в лагере. Разложив на поляне пенку, я лег на нее и мне удалось задремать. Проснувшись, раздул костер и стал греться. Когда ребята вернулись с прогулки, мы поужинали и стали собираться. Через пару часов за ними приехала “буханка” и мы расстались. Я направился на вершину Воттоваары, когда солнце склонялось к горизонту. С учетом увесистого рюкзака за спиной, путь не показался мне слишком легким. Приходилось прыгать по камням, перебираться через поваленные деревья, а в конце - взбираться по почти отвесным скалам. После этих испытаний я оказался на обширном плато, обдуваемый всеми ветрами, окруженный огромными камнями и сухими искореженными деревьями.
"Жертва" таинственной энергии Воттоваары
"Жертва" таинственной энергии Воттоваары
Неземной пейзаж Воттоваары
Неземной пейзаж Воттоваары
Солнце уже опустилось за горизонт. Я пошел дальше по тропе, миновал озеро.
Озеро в Воттоваара
Озеро на Воттовааре
Дорога свернула чуть правее. Наконец, я обнаружил место, окруженное валунами, где можно было поставить палатку, не опасаясь, что ее сдует. В сумерках гора казалась очень неприветливой, изуродованные деревья походили на пугающие силуэты людей, да и общая атмосфера места холодила кровь.
"Волшебные жители" Воттоваары
Еще один "Волшебный житель" Воттоваары
Закончив обустройство лагеря, я разложил свои Аспид-камни на скале, ведь несмотря ни на что я всё-таки успел к полнолунию на Воттоваару!

День 10. 19 августа. Пленник горы

Проснулся я около двенадцати часов. Шел дождь. В такую погоду желания вылезать из спальника не возникает. Дождь лил еще около часа, только когда он перестал, я решился покинуть свое укрытие. Хотя небо было пасмурное и света было мало, я всё же сумел разглядеть море ягод вокруг себя. Ягодами оказалась усеяна вся вершина горы. И в отличии от своей сестры из низин, брусника на вершине была спелая и сочная, даже не красного, а бордового оттенка.
Ягода брусники
Спелая брусники
Я сразу же набросился на ягоды. Утолив голод, взялся за дневник, чтобы отразить в нем события последних нескольких дней. К вечеру из-за облаков стало проглядывать солнце, но как только оно пряталось, за дело брался ветер, и летняя прохлада превращалась в пронизывающую до костей стужу.
странный прямоугольный бассейн, высеченый в камне
Странный прямоугольный бассейн, высеченый в камне
Воттоваарский сейд
Воттоваарский сейд
Немного побродил по округе, поел ягод и около восьми часов забрался обратно в гнездо. Какая-то парочка туристов облюбовала соседнюю скалу, их неистовый смех и разговоры долго не давали мне уснуть. Интересно, почему среди тысячи камней вокруг они выбрали именно этот? Сон настиг меня лишь через пару часов.

День 11. 20 августа. Вмешательство стихии

Утро вновь началось с дождя. Это была не очень хорошая новость, поскольку на сегодня я запланировал возврат к цивилизации. Но сперва я собирался наполнить имеющуюся у меня пятилитровку брусникой - сувенир домой. Хотя объектом моего вожделения во все времена была черника, для долгой транспортировки в свежем виде она не годится - больше дня не проживет. Брусника же, из-за большого количества бензольной кислоты (кажется) не пропадает очень долго (кажется, вообще) и легко переносит длительные путешествия. Дождавшись окончания дождя, я немного перекусил и приступил к сбору. По известному всеобщему закону, когда я искал чернику, мне попадалась брусника. Теперь же я везде встречал только черные ягоды величиною с вишню, а брусники почти не было. Я обшаривал окружающие скалы немногим более часа и собрал около четвертой части от нужного объема, после чего был застигнут дождем. Вернувшись в палатку, я был вынужден на протяжении нескольких часов слушать, как проливной дождь пытается дотянуться до меня через тент. Временами стихия ослабляла свой натиск, и я предпринимал вылазки за ягодами. Туман вокруг был таким густым, что видимость пропадала в нескольких метрах. В течение дня мне удалось совершить несколько подобных вылазок за ягодами. Вымокший и замерзший, я забрался в палатку и устроился на ночлег.

День 12. 21 августа. Ясное небо и попутный ветер

Проснувшись, я выбрался из палатки. Туман был всё таким же густым, но дождь не шел, поэтому я был полон решимости слезть с горы. Собрав еще немного брусники, я быстро упаковал свои пожитки и направился по тропе на юг. Несмотря на скользкие камни, мхи, землю и несколько поваленных по пути деревьев, которые преграждали путь, спуск оказался легче, чем я ожидал. Но без происшествий тоже не обошлось: пару раз я поскальзывался и рюкзак предательски пытался повалить меня на камни, но мне каким-то чудом удавалось удерживать равновесие и не срываться. Выйдя на дорогу, я закатал штаны до колен и направился в сторону Гимол, преодолевая все водные преграды вброд. Добравшись до деревни, я стал искать дом Людмилы Борисовны, так тепло меня принявшей в прошлый раз. Дома ее не оказалось, она ушла за грибами, но ее сын и муж приняли меня с не меньшим радушием, накормили до отвала и усадили отдыхать после тяжелой дороги. Когда вернулась хозяйка, она в первую очередь побеспокоилась о степени моей сытости и предложила растопить баню. Я с удовольствием согласился, помыться и постираться в человеческих условиях я был рад. За ужином мне предложили отведать чагу - напиток из березового гриба, которые очень любят местные жители. Напиток оказался приятно терпким, напоминающим отвар коры дуба, а самое интересное, что даже после десятой заварки он не теряет своей крепости. Я пил и пил его, заваривая в чашке, но так и не смог допить. На десерт меня угостили домашним коровьим молоком с морошковым вареньем.
Морошковое варенье
Морошковое варенье
По вкусу оно напоминало варенье из крыжовника с цедрой апельсина и лёгким сладко-тыквенным привкусом. Свежих ягод мне попробовать не удалось, но варенье я счел отменным. После ужина мне оборудовали спальное место на диване, и мы легли спать.

День 13. 22 августа. Наша служба и опасна, и трудна

Из-за плотного ужина сон пришел ко мне только под утро, а покинул меня - около шести часов. Все еще спали. Я заварил себе своей бесконечной чаги и стал уплетать морошковое варенье. Где-то через час проснулась хозяйка (ее разбудила моя возня). Она приготовила мне на завтрак огромную яичницу из вкуснейших домашних яиц. После трапезы я начал собирать рюкзак. Людмила Борисовна принесла достаточно объемный мешочек сушеных грибов, вручила мне большой кусок чаги. Хотела дать еще банку морошкового варенья, но я скрепя сердце был вынужден отказаться, эта ноша была слишком тяжелой, а лишнего веса у меня и так было предостаточно. К этому времени проснулись и остальные домочадцы. Они проводили меня до калитки, мы тепло попрощались и я отправился в путь. На дороге я почти сразу поймал машину до Поросозера. Доехав до нужного поворота, я свернул в сторону Суоярви и пошел пешком через деревню. Дойдя до места, пригодного для ловли попуток, но находящегося в черте населенного пункта, я решил попытать удачу. Удача пришла не сразу. Она явилась мне в лице водителя под 50 и парня лет 20ти на темно-зеленой Жигули Четверке. Оба были в военной форме с незнакомыми мне шевронами. Они подвезли меня буквально несколько километров до выезда из деревни, водитель посоветовал попытаться поймать кого-нибудь на выезде из Поросозера в сторону Суоярви. Когда я выходил из машины, парень с переднего сиденья развернулся и очень пристально на меня посмотрел. Я решил, что это было проявление зависти срочника к свободе путешественника. Как оказалось позже, я ошибся.
Взгляд человека в военной форме
"Он пошел вон туда"
Пройдя чуть дальше от места высадки, я стал ловить машину. Через время ко мне подъехала черная Приора, из которой вышел человек в камуфляже с рисунком “пиксель” и темных очках.
"Куда это вы, молодой человек?"
"Куда это вы, молодой человек?"
Он продемонстрировал мне удостоверение сотрудника ФСБ и попросил мой паспорт. После долгих телефонных переговоров с разными людьми он предложил мне проехать с ним в ближайшее отделение службы, которое было буквально за поворотом (как раз туда и ехали “военные” на Четверке, и шевроны их оказались ФСБшные). Он провел меня в пустой рабочий кабинет, в котором меня нашел лейтенант. Он задавал много вопросов и параллельно заполнял протокол-анкету на меня. Удивительно, как легко вся жизнь человека может уместиться в протоколе размером A4. Окончив беседу, он предложил мне подождать в учебной комнате. Я прождал около часа. Сотрудники изрядно суетились, решая, как со мной поступить. Заходил дежурный и предлагал мне чай/кофе, но я отказался. В итоге было решено отправить меня на машине в Суоярви и уже там уладить оставшиеся нюансы. Я был даже рад такому повороту, ведь мне предстояло двигаться именно в этом направлении. На выходе меня ждала белая Киа Рио с водителем и уже знакомым мне прапорщиком в темных очках. По пути они обсуждали всякую ерунду, как обычные сельские приятели. Я молча смотрел в окно, любовался пролетающими мимо пейзажами. В Суоярви меня передали другому сотруднику в штатском, который отвел меня в суоярвский МВД. Это обстоятельство меня не очень обрадовало, ведь мой предыдущий опыт общения с полицией был не особенно приятным. До этого сотрудники ФСБ уверяли меня, что просто проверят на наличие уголовного и административного следа по своим каналам. Но господа полицейские начали явно нервничать, увидев, а вернее не увидев в моём паспорте штампа о регистрации. Меня и моего сопровождающего направили к женщине-вождю участковых. Эта бойкая и решительная дама (в полиции других не бывает) после долгого обсуждения моей ситуации решила впаять мне административку из-за отсутствия регистрации. Господ полицейских очень смущает статус “без определенного места жительства” и они убеждены, что прописаны должны быть все уважающие себя граждане. Она поручила заняться мной своему подчиненному - пожилому капитану участковому. Он оказался милым и порядочным человеком, и мне все-таки удалось убедить его, что в моем случае нет состава правонарушения. После подписания мною короткого объяснения меня с моим сопровождающим отпустили. Мы даже успевали на автобус до Сортавалы, место в котором мне любезно предоставили сотрудники ФСБ. Из-за этой истории я передумал ехать в Колатсельгу на петровский пушечный завод и прилегающие к нему антуражные штольни. Поэтому следующим и последним пунктом моего путешествия по Карелии был Мраморный каньон, недалеко от местечка Рускеала, близ Сортавалы, поэтому направление, предложенное сотрудниками, меня вполне устраивало. Я сел в автобус и мы поехали. Примерно через километр нас остановил сотрудник ДПС, который заметил, что мы дымимся. После остановки, в салоне появился сильный запах жженой резины. Причиной всех этих неприятностей были неисправные тормозные колодки, к исправлению которых после составления полицейским протокола приступил водитель. Наблюдая за всей этой суетой, я решил отлучиться по нужде. За спиной я услышал окрик: “Куда ты?” Я понял, что это обращаются ко мне, но несмотря на это невозмутимо зашел за кусты. Услышал шаги - за мной шли двое, но увидев меня, прошли мимо, изобразили прижатых той же нуждой людей. Я усмехнулся их находчивости и вернулся к автобусу. Через время, в свете поломки транспорта желание ехать сегодня в Сортавалу пропало. А желание сходить купить поесть - появилось. Но это оказалось не так легко: смуглый водитель в усах и кепи отказался отпускать меня, сказал, что я фокусник и что он позвонит “тем, кто посадил меня на автобус”. Я согласился на звонок, и добро на мое освобождение было получено. Я пошел в обратном направлении. У вокзала я видел Пятерочку и решил закупить провизию в ней. Минут через 10 я услышал шаги за спиной - за мной шли мои знакомые ссыкуны. Вскоре на такси подъехал новый сотрудник, принял меня у сопровождающих и верные клятве бойцы направились к автобусу. А мы со сменщиком направились в магазин, мило болтая по дороге. У магазина ждали еще трое сотрудников, с одним из которых я был уже знаком. Они держали совет, и было решено оставить меня под крылом Службы и разместить в гостинице во избежание непредвиденных действий с моей стороны. Меня вместе с двумя киви и грейпфрутами отвезли в гостиницу “Карелия” и оплатили мой номер. Мы обменялись телефонами и мне сообщили, что есть возможность уехать на завтрашнем автобусе. Мой первый суоярвский знакомый, которому меня передали поросозерские сотрудники, объяснил, что такое бдительное сопровождение - не его личная прихоть, а проявление нынешней политики Службы. Я, наконец, понял, что всё моё дальнейшее путешествие по Карелии будет под бдительным надзором, и если поселить меня в гостиницу было достаточно простым выходом, то что они предпримут, когда я буду ночевать в лесу в палатке? Будут собирать грибы и ягоды вместе со мной?!

День 14. 23 августа. Дубль два

Утром ко мне в дверь постучал товарищ старший прапорщик, сказал, что решил со мной познакомиться, поинтересовался дальнейшими планами. Я сказал, что планирую уехать вечерним автобусом в Сортавалу. Ответ его явно удовлетворил и решив, что наше знакомство на этом окончено, он ушел. Позвонила Людмила Борисовна, поинтересовалась моими делами и передала привет от сына. Очень приятные люди. Позавтракав, я собрал вещи и спустился вниз, сообщил администратору, что покидаю их и отправился в сторону Пятерочки. На часах был полдень. Я решил устроить праздник для своего гастро-Демона и купил полкилограмма вкуснейшей карельской сметаны, 335 грамм минского творога, упаковку шоколадных пряников от Хлебного дома, 180 грамм сливочного масла 82,5% и 900 г пшена в дорогу. Сметану я смешал с творогом и добавил чернику, которую собрал на Воттовааре. Их не стало. Я чувствовал себя обожравшимся, но через время добавил еще несколько пряников с маслом. Демон был удовлетворен. Начинал трапезу я во дворике за зданием автовокзала. Через несколько минут ко мне подошел дежурный по вокзалу прапорщик ФСБ и заботливо предложил укрыться от начинающегося дождя в помещении вокзала. Он знал, где я. Вообще в городе находилась огромная войсковая часть пограничников и их концентрация в городе зашкаливала, даже без учета сотрудников в штатском. Такое ощущение, что все эти ребята были в курсе “меня”. Как бы там ни было, закончил трапезу я в помещении вокзала, а за окном поливал мелкий дождь. До отправления оставалось еще несколько часов, и я решил провести их на вокзале. Периодически ко мне подходил прапорщик, интересовался, не собираюсь ли я куда. Я не собирался. Войдя в автобус, я обнаружил, что мест в нём уже не было. Недолго думая, я воспользовался седалищной пенкой и устроился на задних ступенях ПАЗика. Выехали мы около 17:00, ориентировочное время прибытия на точку высадки - 21:00. Причиной этому было не расстояние, а катастрофические дороги. По пути мы заехали в несколько деревень, предусмотренных маршрутом, в каждой из них автобус немного пустел и я решил пересесть на сидение. На стеклах периодически появлялись капли, но в направлении движения под горизонтом была полоса ясного неба. Километров за 30 до Сортавалы стало появляться ощущение, что я уже на территории суомов: по дороге встречались католические церквушки, постройки отдавали простотой и практичностью, названия некоторых магазинов дублировались на финском. Спустились сумерки и мы въехали в туман. Дорога пошла по берегу озера. Зрелище захватывало дух. Дымка над озером, лесистые холмы в тумане, последние отголоски заката на горизонте и всё это на фоне общего Северного колорита.
Северный колорит
Северный колорит в тумане
Вскоре показалась развилка на Рускеала, где я и вышел. Когда я добрался до поворота, из припаркованной рядом машины вышел человек, назвал меня по имени и отчеству. Стало ясно, что Служба не ослабила бдительности. Мы поговорили около 20 минут, сотрудник в очередной раз проверил мой паспорт, после чего рассказал, как пройти к роднику неподалеку и попросил позвонить ему, когда я направляюсь в сторону Сортавалы. Мы попрощались, и я пошел искать родник - решил спать рядом с ним. Было абсолютно темно, но за фонарем я не полез. Родник я нашел, но была одна проблема: подъезд к нему усыпан гравием, дорога асфальтированная, а вокруг болота и непролазный бурелом. Тьма усугубляла все эти впечатления. А моя одноместная палатка могла стоять только на грунте, за счёт натяжения между кольями. Оставив попытки вонзить их в гравий, я кое-как воткнул 4 кола на обочине и залез внутрь подобия палатки.

День 15. 24 августа. Петербуржский десант выходного дня

Проснулся я от шума проезжающих машин. Выбравшись наружу, быстро собрал палатку и отправился к роднику. На завтрак намечалась пшенка со сливочным маслом и единственное, что нас разделяло - отсутствие огня. А было пасмурно и всё вокруг было насквозь мокрым. Благо, я не первый день таскал с собой кусок бересты. Спалил половину “топливного запаса”, но так и не смог разжечь огонь. Тогда я подпалил последний кусок и огонь завязался. Все облака сдуло и показалось солнце. Вода так и не вскипела, но пузырьки были и крупа размякла. Поев, я отправился к дороге, там меня подобрала пара, с которой я разминулся у родника. Они подвезли меня до поворота на Мраморный каньон. Пройдя около километра, я попал в невероятно популярное туристическое место, на парковке было около 100 машин, и людей у входа толпилось не меньше. Осмотревшись, я пошел от платного входа в конец парковки. Там мне встретился лодочник в смешной адмиральской фуражке. Сперва он предложил взять лодку или катамаран. Но присмотревшись ко мне, понял, что мне нужно, и указал брешь в заборе, которая была в нескольких метрах от дороги в конце крутого спуска, заросшего кустарниками и деревьями. Я поблагодарил его и направился в лазейку. Дойдя по дороге до живописного озера, я расположился на берегу, согретом солнцем, и начал писать эти строки. Меня поразила прозрачность воды в озере, дно было видно на расстоянии нескольких метров от берега.
Мраморный каньон в Карелии
Мраморный каньон в Карелии
На другом берегу возвышалась стена каньона, и я собирался направиться туда. Но ко мне подошла дама из группы, что устроилась поблизости. Она попросила помочь приручить их горелку. Когда мы разобрались с аппаратом, спасенные особы пригласили меня к столу. Вместе с ними там было трое мальчишек - их сыновья лет по десять. Мальчуганам я помог развести костер. Пока разжигали, на горелке уже сварилась греча, и мы пошли обедать. Пока мы уплетали кашу, к берегу подплыла целая стая окуней, которых мы разглядывали через кристальную воду озера. Девочки были на машине, и они оказались петербурженками. После пикника они решили съездить на водопад “Белые мосты” и пригласили меня присоединиться.
Водопад Белые Мосты
Водопад Белые Мосты
Водопад оказался полностью благоустроенным, все окружающие скалы были застроены подмостками. Мы излазили их все и решили съездить на еще один водопад, о котором рассказывали местные. Тропа к нему лежала по грязи, мхам и камням, а сам водопад оказался обезображен какой-то энергетической установкой с множеством проводов. После водопада дамы стали обдумывать место для ночлега, а я отправился на поиски ягод. Завтра мои спутницы собирались возвращаться в Питер и предложили подвезти меня. Мы договорились созвониться утром. Ягод я так и не нашел, все ягодные кусты стояли полностью лысые, даже без листьев, местные промышленники ободрали их подчистую. После неудачной ягодной охоты я направился к живописному озеру, надеясь встретить там своих петербурженок, но их там не оказалось. Устроившись на берегу, я разложил палатку и попытался разжечь костер. Из этого ничего не вышло и мне пришлось, без вечерних посиделок у костра, отправиться спать.

День 16. 25 августа. А где же мрамор?

Проснулся в 7:30. Собрав вещи, отправился на осмотр достопримечательностей каньона. Побродил по опустевшим тропам, посмотрел все основные туристические точки и пришел к выводу что каньон, столь уютный и тихий в этот ранний час, был не так интересен в глазах искушенного путешественника.
Туристическая тропа Мраморного каньона
Туристическая тропа Мраморного каньона
Единственное, что на мой взгляд стоило внимания и могло быть интересным здесь - это прогулка на лодке в затопленных пещерах каньона, когда ты скользишь по кристальной глади воды, а сверху над тобой нависают каменные конусы сталактитов (или сталагмитов, которые из них свисают с потолка). Хотя на момент написания этих строк я уже обладал информацией, что в Мраморном каньоне планируется открыть для туристов многокилометровые штольни. Вот это было бы действительно интересно!) Окончив свою прогулку, я созвонился с Юлями, и мы договорились о месте и времени встречи. К условленному времени я прибыл на нужное место и почти сразу ко мне подъехал белый Volkswagen. Положив свой рюкзак в багажник, я залез на заднее сиденье к трем неугомонным сорванцам, и мы поехали в сторону Питера, огибая северную часть Ладоги с запада на восток. Подъезжая к развилке на Суоярви, я позвонил сотруднику, который пару дней назад встречал меня на этом повороте, и сообщил ему о наших планах. Он сказал, что нет необходимости в личной поверке, и пожелал мне счастливого пути. Выскользнув из цепких когтей Службы, мы помчались в сторону Северной Пальмиры по одной из самых живописных дорог Карелии.

Бюджет: не более 500 рублей за более, чем 2 недели

Достижения:

  • “Черничное безумие” - ВЫПОЛНЕНО - хотя я и не объедался черникой до тошноты, но съедал ее столько, что мог бы конкурировать с местными медведями!
  • “Аспид-камень” - ВЫПОЛНЕНО.
  • “Лунные камни” - ВЫПОЛНЕНО В НМ - благодаря невероятной удаче я умудрился успеть к полнолунию на Воттоваару!
  • “Оранжевая жемчужина” - ПРОВАЛЕНО - хотя мне и посчастливилось поесть морошкового варенья, моей целью была свежая ягода, скудный урожай которой собрали за пару недель до моего приезда.
  • “Карельская рыбалка” - ВЫПОЛНЕНО - рыбалка состоялась, но с форелью я так и не познакомился, по словам местных, она обитает только в самых чистых карельских водоемах.
  • “Тихая охота” - ПРОВАЛЕНО - несколько раз я порывался полноценно поохотиться на грибы, но судьба каждый раз отводила меня от этой затеи.
  • “Деревянная Русь” - ВЫПОЛНЕНО В НМ.
  • “Царский мрамор” - ВЫПОЛНЕНО В НМ.

Дмитрий Светозаровъ

P.S. когда находился наедина с собой, я много размышлял о самых разных вещах. Главным выводом из всех этих размышлений считаю осознание того, что путешествия - это социально приемлемая форма бегства от реальности. И это правда для большинства людей. Я понял, что я тоже занимаюсь именно этим и решил перестать бегать, но начать работать со своей реальностью, чтобы она не пугала меня, а радовала и доставляла удовольствие. Тогда и нужды "бегать" не будет, а путешествия превратятся в осознанные поиски нового опыта.

P.S.S. во время моих странствий со мной не было никакой техники, поэтому все фото взяты с простор Интернета. Ребята-авторы снимков, простите, что я не делаю ссылок на ваши фото, учитывая объем проделанной работы, уже нет никаких сил заниматься подобными вещами=\

ПРИЛОЖЕНИЕ

  • Кижи — остров в Онежском озере, в 68 км от столицы Карелии — Петрозаводска. На острове расположен музей традиционной крестьянской культуры Русского Севера, один из крупнейших и известнейших в России музеев-заповедников под открытым небом. В нём собраны памятники архитектуры, иконописи и предметы быта, которые создавались в карельских, вепсских и русских деревнях на протяжении столетий. Сотни тысяч туристов со всего мира приезжают в музей полюбоваться его главной достопримечательностью — ансамблем деревянных церквей XVIII века — объектом Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО. Остров Кижи расположен в удивительно красивом месте с естественным лабиринтом из сотен живописных островов и заливов. Извилистые линии берегов и, скалы с растущими на вершинах соснами, разноцветные луга в обрамлении синих вод Онежского озера – всё это делает Кижские шхеры одним из красивейших мест Русского Севера. ( http://kizhi.karelia.ru/info/about/kizhi-island/ )
  • Шунгит, устар. синоним «аспидный камень» — докембрийская горная порода, занимающая по составу и свойствам промежуточное положение между антрацитами и графитом. Встречаются разновидности шунгита чёрного, тёмно-серого и коричневого цвета. Первые эпизодические описания горных пород «чёрной Олонецкой земли» были предприняты в 1792 году академиком Николаем Озерецковским и в 1848 году штабс-капитаном Корпуса горных инженеров Н. К. Комаровым.В 1877 году Александр Иностранцев определил породу как новый крайний член в ряду природных некристаллических углеродов, не являющихся каменным углем и дал название — шунгит по названию заонежского села Шуньга, где порода впервые была обнаружена и действовала штольня.В 1928—1937 годах на базе созданного государственного треста «Шунгит» осуществлялось изучение шунгитовых пород как предполагаемых аналогов горючих углей, были проведены первые структурные исследования.Цвет чёрный, тёмно-серый, коричневый. Твёрдость — 3,5 — 4. Излом ступенчатый, раковистый. Плотность — 1,80-2,84 г/см3 в зависимости от состава; пористость — 0,5-5 %; прочность на сжатие 100—276 МПа; модуль упругости (Е) — 0,31×105 МПа. Электропроводен, электропроводность — (1-3)×103 См/м; теплопроводность — 3,8 вт/м·K. Теплотворная способность 7500 ккал/кг.Порода обладает сорбционными и каталитическими свойствами.Твёрдое шунгитовое вещество, C60, не является просто аморфным углеродом, а представляет собой смесь разнообразных углеродных аллотропов, чьи небольшие решётки соединены аморфным углеродом. ( https://ru.wikipedia.org/wiki/Шунгит )
  • Воттоваара — скальный массив Западно-Карельской возвышенности на территории Суккозерского сельского поселения в юго-восточной части Муезерского района в центральной части Республики Карелия. Гора расположена в 20 км юго-восточнее посёлка Суккозеро, в 35 северо-восточнее посёлка Гимолы и в 40 км к юго-западу от крупного озера (водохранилища) Сегозеро. Воттоваара — наивысшая точка Западно-Карельской возвышенности — 417,3 м над уровнем моря. Площадь горы 6 кв. км. Воттоваара — загадочное место, которое не входит в стандартные туристические маршруты. Гора хранит в себе множество тайн — это многочисленные «сейды», деревья причудливой формы, каменный бассейн, «мертвая» тишина и особенная таинственная атмосфера. Топоним саамского происхождения «Воттоваара» — двухкомпонентный, первая часть — «вотто», вторая часть — «ваара». В начале саамского топонима обычно стоит название — определение объекта, а затем номенклатурный термин: озеро, гора, река и т. д. «Ваара» переводится с саамского как «гора». Существуют ещё два слова, похожих по звучанию: ва̄рр (вар) — путь, дорога, ва̄ррь (варь) — лес (звук «а» долгий). Но в топонимах саамского происхождения «ваара» всегда применяется к географическому объекту «гора». В карельском языке: vuaru — гора, в финском языке: vaara — гора, сопка. «Вотто» — транскрипция саамского слова вуэjjтэ (звучит «вуэйтэ») — победить, одолеть, одержать победу. В финском языке: voitto — победа, в карельском языке: voitto — победа, прибыль (звучит на обоих языках — «воитто»). Название горы Воттоваара можно перевести как «Гора победы». Но в народе за горой закрепилось другое имя - “Смерть-гора”. Суеверные люди считают Воттоваару местом средоточия злых сил и мостом в иной мир: здесь растут уродливые деревья, почти отсутствует фауна, озера мертвы. Склон горы представляет собой каменные террасы, поросшие мхом. Сосны и ели чередуются со старыми вырубками и следами лесных пожаров. Вершины – это скальное плато, кое-где покрытое деревьями причудливой формы и высоты. Например, старые, сто- и двухсотлетние сосны здесь не выше двух метров. А когда видишь здешние березы, кажется, будто какая-то неведомая сила специально их закручивала. На вершине Воттоваары на площади примерно в шесть квадратных километров находится около 1600 камней, уложенных в некоем таинственном порядке. Ученые предполагают, что это древний культовый комплекс. Камни Воттоваары можно смело назвать сейдами. Сейд — культовый камень-валун или обломок скалы, искусственный характер вычленения которого из окружающей среды очевиден, то есть имеет явные признаки воздействия человека. Наиболее плотная концентрация камней-сейдов — на самой высокой точке гряды и по склонам амфитеатра. Камни располагаются преимущественно группами от двух до шести штук. Некоторые крупные камни, вес которых достигает примерно трех тонн, поставлены на «ножки», то есть уложены на несколько камней поменьше. Большинство камней лежит по берегам древних водоемов и обрывов. Сейды очень гармонично вписываются в рельеф горы — сказочный, вздыбленный хаос следов древнего землетрясения. Кто, когда и зачем поставил здесь эти камни? Никаких предметов, которые позволили бы датировать памятник, до сей поры не найдено. Геологи пробурили дно озера в центре амфитеатра и взяли образцы грунта. Анализ показал наличие мощного пласта фосфора, образовавшегося в течение ограниченного периода времени. Одна из версий «фосфорной аномалии» — многочисленные акты жертвоприношений подле сейдов, в результате которых появились залежи костей животных. Возможно, и само название — Смерть-гора — связано с многочисленными кровавыми жертвоприношениями. Обычно подобные объекты относятся к саамской традиции. Но, как предполагает карельский археолог Марк Шахнович, комплекс на Смерть-горе, по всей видимости, гораздо древнее и входит в комплекс мегалитических сооружений, возведенных по европейскому побережью Атлантики от Испании до Норвегии в бронзовом веке. Размер камней различный — от небольших булыжников до огромных валунов, вес которых, по оценкам, исчисляется несколькими тоннами. Но самое интересное, что эти валуны поставлены на своеобразные «подставки» состоящие из 3-4 небольших камней. Не известно кто, когда и для каких целей создал многочисленные каменные сооружения. Возможно, что это творение древних жителей Карелии — Саамов, которые знали о необычных свойствах горы, и использовали это место для проведения религиозных обрядов. Почему именно Воттоваара была избрана древними людьми в качестве места, наиболее подходящего для ритуальных таинств? Оказывается, пока ученые в течение нескольких лет проводили на Воттовааре свои исследования, слух о таинственной горе быстро распространился среди любителей всего необычного.Самодеятельные экспедиции потянулись сюда вереницей. И сегодня здесь едва ли не самые частые гости — экстрасенсы. Раз в году на горе традиционно собираются самые авторитетные колдуны и маги со всей России. Что их сюда влечет? Участники подобных сборов говорят, что больше нигде в России они не испытывают столь тесного контакта с космосом. По словам экстрасенсов, энергетика этого места необычайно высока, она подпитывает их внутренние силы, словно мощный аккумулятор. Они называют Воттоваару «акупунктурной» точкой, через которую планета, словно через антенну, осуществляет энергоинформационный обмен с космосом. Проверить это довольно сложно, и остается поверить профессионалам магии на слово. Но не исключено, что и древние обитатели этих мест могли знать о необычных свойствах горы Воттоваара, и потому, когда перед ними встал вопрос о том, где должна находиться «страна жертвенных идолов», им долго размышлять не пришлось. К сожалению, серьезных физических исследований на Воттовааре пока не проводилось. Кто знает, возможно, измерения радиационного фона и электромагнитного излучения помогли бы понять природу этого феномена и объяснить происходящие здесь весьма странные явления. Слушая рассказы побывавших здесь людей, только диву даешься. Многие отмечают аномальное воздействие горы на механизмы и электронную аппаратуру и даже на организм человека. В отчетах нескольких экспедиций можно найти немало описаний того, как наблюдалась одновременная остановка наручных часов сразу у нескольких членов экспедиции, в цифровых фотоаппаратах вдруг оказывались переполненными «свежие» флэш-карты, у некоторых исследователей начиналось носовое кровотечение, люди не могли часами выйти к хорошо видимой цели. Воттоваара надежно хранит не только древние тайны, но предлагает и новые загадки. Так, неоднократно разные свидетели сообщали о наблюдениях неопознанных летающих объектов в окрестностях Воттоваары. Некоторые из этих случаев происходили непосредственно над ней самой. Например, в 1987 году местный житель сообщил, что наблюдал на горе светящийся объект, который вдруг «резко пропал в темноте», а затем вновь появился в кольце огня, который, казалось, исходил из камней. Как только очевидец попытался приблизиться, объект быстро скрылся в небе. В октябре следующего года Воттоваару посетила уже целая «эскадрилья» НЛО. Как сообщали многочисленные свидетели, двигалась она над горой, быстро меняя взаиморасположение. При этом некоторые из объектов, по словам наблюдателей, исчезали прямо на глазах. Кроме того, странная деятельность в небесах вызвала нарушения в работе магнитных компасов. Ну, а в марте 1998 года местный фотограф Валерий Орлов, делавший снимки на горе, с удивлением обнаружил, что на многих кадрах запечатлена некая «световая дуга», визуально не наблюдавшаяся. Еще более странное сообщение в середине 90-х годов поступило от группы московских туристов, которые слышали «странные щелкающие звуки, исходившие от камней». Они не успели даже толком испугаться, как услышали «странное жужжание», которое «исходило откуда-то сверху, как если бы там кружился громадный фейерверк». Мгновением позже перед ними предстало видение женщины в желтом одеянии. Это зрелище, сопровождаемое загадочными звуками, исходившими от камней, оставило у очевидцев впечатление, что они стали свидетелями чего-то, «находящегося на грани между божественным и дьявольским». Не исключено, что все это может иметь под собой основания. Недаром ведь у саамов существовало большое количество запретов, связанных с посещением подобных мест: запрещалось громко говорить, сюда не допускались женщины и дети, не приветствовался приход из чистого любопытства, к некоторым, наиболее «сильным» камням запрещено было не то что прикасаться, а даже подходить близко. (информация взята из Википедии и http://masterok.livejournal.com/1163610.html)
  • Рускеальский мраморный каньон. В 1765 г. были открыты месторождения мрамора в районе Рускеала. Этот бело-серый камень с оттенками от светло-серого до зеленоватого нашли в поросшем хвойным лесом холме совсем недалеко от живописных Рускеальских водопадов. Вскоре начинается промышленная добыча мрамора. Рускеальский серый мрамор широко использовался при строительстве Исаакиевского и Казанского соборов, Мраморного, Таврического и Зимнего дворцов Санкт - Петербурга. Мраморный карьер действовал до 1939 г., был затоплен финнами, но в настоящее время - это глубокий мраморный каньон старых мраморных ломок, который обрел новую жизнь: Мраморное озеро привлекает огромное количество туристов красотой отвесных мраморных берегов, уходящих в изумрудную прозрачную воду, возможностью проплыть на лодке сквозь мраморные гроты, любуясь удивительным разнообразием оттенков мрамора, или спуститься в шахту и пройти тем путем, которым когда-то вывозили мрамор на строительство храмов и дворцов. ( https://tourskazka.ru/mramorniy.html )
comments powered by HyperComments